вторник, 6 марта 2018 г.

С. Жатков. Blow up.









Внеаудиторные занятия хорошая вещь. Не освобождая от академических обязанностей, они освобождают от академической рутины. Кроме того, отправляясь со студентами в музей или на выставку, имеешь повод и стимул порешать эстетические задачки и доформулировать то, что за недосугом оставалось расплывчато-ощущаемым.
Например, эффект работ Сергея Жаткова в пространстве выставки. Мне часто приходится думать о его работах потому, что мы работаем вместе в кураторской группе и много говорим о фотографии, потому, что чаще, чем некоторые другие, он делает масштабные фотопроекты. И еще потому, что он очень разнообразен в творчестве. Есть фотографы, которые ищут и находят красивые объекты для съемки. Есть фотографы, которые, не довольствуясь красотой естественной, создают ее, как умеют. Жатков создает пост-фотографические ситуации. Три с лишним года назад, в пространстве люкарного зала на Цвиллинга до меня впервые дошло, как надо смотреть снимки Жаткова:
идти вдоль «Дороги» (0,76 на 9 метров), встречая по пути, вздыхая о ночлеге, дрожащие огни печальных деревень,
войти в колыхание свободно подвешенных полотнищ «Явления» (1,5 на 2 метра, как хорошая простыня),
миновать персонажей «Пришествия», вышедших погулять из двухмерности снимка (4,5 на 3 метра).
И «Окна» при таком положении дела уже не «окна», а окна, так что ладонь непроизвольно и  виртуально поплыла к деревянному наличнику в шелухе облупившейся синей краски, чтобы толкнуть его и открыть.
Жатков создает слишком много условий для понимания фотографии, причем почти все они лежат на пределами непосредственно фотографического studium’а, то есть, содержания снимка.
Например, я вежливо хвалила качество желтого и красного цвета на секвенции, где шестнадцать раз в той же самой позе повторяется яблоко сорта «голден». Жатков тоже был вежлив, но потом все-таки объяснил, что цвет здесь дело десятое. Что это вовсе не секвенция, а один фацетный взгляд аппарата. Что яблоко всего лишь повод продемонстрировать нечеловеческий способ смотрения. И в тот же момент все стало на свои места, и шестнадцать раз расщепленная тень на снимке дохнула легкой жутью, как в фантастическом фильме Вильнёва.
Разглядывать «Пришествие» или «Явление» на мониторе в формате 0.77 мегапикселей мало что значит.

Сергей Жатков. Пришествие.  Из серии «На пути к истине». 1990. Аналоговая фотография, цифровая печать.


К ним интересно идти, шаг за шагом. При этом, конечно, фотографические фигуры теряют свои очертания, поскольку сняты аналоговым способом и при большом увеличении распадаются на бромсеребряные «зерна». Но открывается  сама фотография, ее материя, ее вселенная, в которую можно войти, погрузиться. Если при этом еще держать, как остаточный образ на сетчатке, предмет, который открылся, подобно порталу, при таком погружении – ладонь, островок посреди  озера, птиц на разбитом кафельном полу, облако, опустившееся в руины… - эффект понимания смысла приближается к эффекту растворения в смысле и "На пути к истине" перестает быть расхожим фразеологизмом. 

Не говоря уже о кожном опыте художественного пространства.


«Пришествие» Сергея Жаткова. Blow up.










Сергей Жатков. Явление. Из серии «На пути к истине». 1989. Аналоговая фотография, цифровая печать. Blow up.








Сергей Жатков. Явление. Из серии «На пути к истине». 1989. Аналоговая фотография, цифровая печать. Blow up.










Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.