суббота, 28 октября 2017 г.

Топология фотографии. Области qualia.




Говорить о прогулках внутри абстрактной фотографии можно  в самом прямом смысле, если учитывать области qualia, то есть чувственного опыта, субъективного и плохо поддающегося описанию, частично локализованного как области цветовых, температурных или моторных переживаний, частично нелокализованного, разлитого, тотального, настолько неопределимого и сильного, что переживание qualia начинает активизировать области цветового, моторного или ольфакторного опыта в бессознательной попытке связать его с чем-то, что уже отрефлексировано и названо. Такая бурная работа перцепций и рефлексий интересней и продуктивней банальных прочтений изображения по установленным  правилам.

Марина Шумакова. Без названия. 2014.






(Всего лучше прочесть о qualia у Мишеля Юлена. См. Юлен,  М. Чувственные качества (qualia) – вызов материалистическим теориям сознания? / М. Юлен // « Вопросы философии» - 2005 - № 3 -  с. 81-91).

Проще говоря, стоит смотреть фотографию – абстрактную фотографию в том числе – «все телом» или конкретнее: оптическими, моторными, температурными, вестибулярными, обонятельными и даже вкусовыми рецепторами. Синэстетически. Наверное, именно это мы и делаем, когда смотрим снимки, особенно «атмосферные», как модно нынче говорить на популярных сайтах. Или рекламные снимки с доминантой алиментарного цвета, фэшн-снимки, натюрморты или «акты», чье содержание преднамеренно активизирует ту или иную область чувственности, посылая сигналы, распознавать которые мы давно привыкли.
Давайте-ка в качестве примера я приведу несколько снимков Гвидо Мокафико, швейцарского рекламного фотографа, мастера чувственной интенсивности, педалирующего слишком хорошо знакомые всем нам qualia.

Гвидо Мокафико. Из серии "Змеи".

Гвидо Мокафико. “Chance Eau Vive”,  CHANEL

Гвидо Мокафико. Bulgari Jewellery.


Опыт qualia в высшей степени субъективен и отсылает к сонму ассоциаций, уникальных для каждого чувствующего. Но это не означает, что ощущение тепла, гладкости, хрупкости, синевы или горечи, даже будучи модифицированным в бесконечном множестве вариантов – в зависимости от ощущающего – может в корне изменить свое качество.
Так что, да, прогулкам внутри фотографии можно доверять. И можно доверять фотографу, размечающему маршрут таких прогулок с заведомой целью. Другое дело, что это потребует внимания, готовности отмечать странные  и тонкие чувственные состояния и следовать им. Думать при этом необязательно. Как необязательно думать, чтобы дышать, плавать, наслаждаться.
Не берусь сейчас утверждать, что каждый хороший фотограф руководствуется qualia. Быть может, руководствуется, быть может, действует бессознательно, стремясь всего лишь зафиксировать тот странный перцептивный опыт, который он получил  в определенном положении реальности.
Я берусь только утверждать, что испытываю некоторые квалитативные состояния, глядя на некоторые фотографии. И глядя на снимки одного фотографа, я испытываю определенные состояния чаще. Так что, не спрашивая автора о его намерениях, я уже знаю, какого рода «прогулку»  можно совершить в снимках, например, Ирины Катаевой. Не ожидайте  плавного скольжения и полета. Это похоже на паркур в пространстве Морица Эшера.  Нарушения перцептивной инерции так чувствительны, что вынуждают сознание компенсировать потери, конструируя новую концепцию реальности. Реальности метафизической, интеллектуальной, философской. При этом покинуть область фотографического реализма тоже нельзя, и это рождает головокружительный опыт, который только из лени и нежелания искать более точное определение я назову сюрреалистическим.

Ирина Катаева. Без названия. 2017.

Ирина Катаева. Окно. 2014.

Ирина Катаева . Без названия. 2017.

Ирина Катаева . Без названия. 2017.

Иные qualia стимулируют снимки Алексея Серебрякова. Без переживаний массы и консистенции, влажной пульпы и легкой шелухи, без погружения в неглубокую полупрозрачную слегка вязкую среду  в них не обойдешься. Почему у меня некоторые его снимки вызывают ассоциации с клутовым стеклом  английских мастеров эпохи ар-нуво.

Алексей Серебряков. Гранаты. 2016.

Алексей Серебряков. Папоротник. 2017.

Еще раз: предметное прочтение фотографии никому не возбраняется. Не возбраняется также прочтение фотографии по установленным художественным правилам. Но сложно оценить снимок, если он беспредметен и устроен не по правилам, а по таинственной логике появляющихся, сплетающихся, усиливающихся и куда-то ведущих чувственных переживаний-qualia. Остается только следовать им. Если можно, конечно, следовать. Если поле снимка не забито массой чувственного мусора, если он не глухо, как стена.

Несколько примеров исключительно квалитативных снимков. Беру смелость утверждать, что не только qualia в них определенно-различны, но и каждый автор, на мой взгляд, питает склонность к определенной области qualia.  Именно эта характеристика делает их авторами, а вовсе не приверженность какой-то программе, жанру, теме или технике.

Сергей Жатков. Из серии "Странное".

Сергей Жатков. Из серии "Метеорит". 2014.

Сергей Жатков. Из серии "Странное".

Алена Заболотина. И серии "Аквариум". 2013.

Алена Заболотина.  Из серии «База отдыха». 2014.

Алена Заболотина. И серии "Сад". 2017. 

Марина Шумакова. Из серии "Passions". 2014. 

Марина Шумакова. Пион. 2015. 

Марина Шумакова. Блудный сын. 2013. 






















Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.