среда, 13 сентября 2017 г.

Светлана Ветрова. Сканографии света.



Не так давно в семинарском разговоре мне пришлось констатировать, что дигитальные виды графики – синемаграфия и сканография – зашли в тупик. Во всяком случае, опыт склонял меня к этому утверждению. Синемаграфия, например, едва нащупав края новых визуальных берегов, стремительно деградировала  к древнему праксиноскопу. Сканография поискала в области фотографии, кино, живописи, графики и флористики, поиграла, к вящему удовольствию эстетов, в маньеризм, и, в общем, этим пока закончилось.
Конечно, и эта область достаточно широка, чтобы можно было ожидать прекрасных скано-снимков.  Но если рассуждать о «гении», то есть духе самой сканографии, вряд ли он явился полностью и весь.
Поэтому сканографические опыты Светланы Ветровой мне крайне интересны. Они прибавляют к эстетической области сканографии новые территории.
Но тут есть сложность. Потребовалось некоторое время, чтобы разобраться во впечатлениях. Светлана – коллега-куратор, библиофил, собеседник, вдумчивый читатель философских текстов, организатор художественной жизни Киноцентра, штатный перфекционист группы Soft Focus, живая и очаровательная молодая женщина…  
Значит, неожиданно получив от нее третьего дня охапку электронных файлов в три гига объемом, я некоторое время вибрировала между приязнью к хорошо знакомому человеку и восхищением его совершенно новой ипостасью. Хотелось отделить одно от другого. Не спутать.
Надеюсь, мне это удалось.

С. Ветрова. Ex I. Сканография. 2017.
С. Ветрова. LG I. Сканография. 2017.
С. Ветрова. WL I. Сканография. 2017.
Мне кажется интересным в этих сканографиях способ, каким Светлана обращает устройство сканера к рефлексии над собственными возможностями. Лазерный считывающий луч попадает в такой оптический лабиринт, что вынужден сталкиваться, как в комедиях Чаплина или триллерах Уэллса, с самим собой в бесчисленных превращениях, искажениях, дифракциях. Как и из чего устраивает Светлана этот лабиринт  - секрет художника. Хотя я могу догадаться как, памятуя об опытах Ласло Мохой-Надя. Поймать свет в прозрачную многогранную ловушку и смотреть, как он ищет выход. Такую сложно-прозрачную отражательно-улавливающую конструкцию Светлана, как видно, создает над зеркалом сканера из световоздушных, прозрачных, просвечивающих и отсвечивающих сред. А в качестве точки опоры (или точки отсчета) располагает приятно-знакомую вещь. Встречаясь с непрозрачным препятствием, обтекая его или частично растворяя в своем потоке, свет испытывает свои экспрессивные возможности. Отношения узнаваемого (предметного) и неузнаваемого (световых волн, остановленных  технической программой сканера) заметно варьируются. Есть среди сканографических серий Светланы Ветровой изображения более комфортные в зрительном отношении (если не задумываться о световолновой глубине снимка) и менее комфортные, остро-экспрессивные, приближающиеся к абстракции.

С. Ветрова. PG I. Сканография. 2017.

С. Ветрова. PG II. Сканография. 2017.

С. Ветрова. PG III. Сканография. 2017.

С. Ветрова. PG IV. Сканография. 2017.

С. Ветрова. PG V. Сканография. 2017.
С. Ветрова. WL II. Сканография. 2017.

С. Ветрова. WL III. Сканография. 2017.

С. Ветрова. WL IV. Сканография. 2017.

С. Ветрова. Ex II.  Сканография. 2017.

С. Ветрова. Ex IV. Сканография. 2017.
Постобработка здесь нулевая. В этом отношении сканографии вполне фотографичны: весь эффект создается естественным поведением сканера, а оно настолько разнообразно и непредсказуемо, что превзойти его в программах постобработки все равно не удастся. 







Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.