суббота, 29 апреля 2017 г.

Роуз Фарелл & Джордж Паркин. Кабинет Калигари.






… одно и то же классификационное сладострастие, одно и то же неудержимое стремление раскраивать (тело Христово, тело жертвы, человеческую душу), одна и та же одержимость числами (подсчитать грехи, пытки, страсти и даже ошибки в счете) одна и та же практика образа (практика подражания, картины, сеанса), одни и те же очертания системы – социальной, эротической, фантазматической. Ни один <…>  не дает свободно вздохнуть; все ставят удовольствие, счастье и коммуникацию в зависимость от некоего негибкого порядка или, ради еще большей агрессивности, от какой-то комбинаторики.
Ролан Барт   «Сад, Фурье, Лойола»

Книга Барта  вышла в печати в 1980-м, что дает мне право подверстать к  определению письма, приведенному выше, имена других авторов, открывших как раз в 1980-е  прелесть социально-эротично-фантазматичной комбинаторики: Питер Гринуэй, Дерек Джармен,  Ларс фон Триер, Александр Кайдановский, Евгений Юфит
 В свою очередь эта комбинация имен и всплывающих за ними кинообразов помогает совладать с новым впечатлением - от работ австралийских  фотографов Роуз Фарелл (1949 – 2015) и Джорджа Паркина (1949–2012).

 

Rose Farrell & George Parkin.  Leon, the Duke of Avon's Page. 2008



Rose Farrell & George Parkin. The Silkweaver. Restoratio. 2006-08



Rose Farrell & George Parkin.  The Corset Maker. Restoration. 2006-2008


Rose Farrell & George Parkin.  Untitled image #8 from the series 'Black room'. 1992–1993
















































































































Фарелл и Паркин заключили творческий союз в середине 1980-х. Фарелл занималась фотографией, Паркин – графическим дизайном. Обоих интересовала история медицины и клиника классической эпохи. То есть способы приведения ума и тела в  нужный порядок  посредством изоляции, дисциплины и боли.
Для 1980-х – проблема более, чем актуальная. «Клиника» и «дисциплина» здесь выступают как метафоры культурного дискурса, если вспомнить круг нашего – русскоязычного – чтения и смотрения в это время (Мишель Фуко «История безумия в классическую эпоху», Валерий Подорога «Феноменология тела», Питер Гринуэй «Живот архитектора», Евгений Юфит «Серебряные головы»…).  
Фарелл и Паркин дополняют картину 1980-х, как необходимый кусочек пазла.
 Первая фотосерия, принесшая им мировую известность – «Страсть к болезням» («А passion for  maladies», 1992-1993). Серия «Тысяча золотых средств» («A Thousand Golden Remedies», 2000) вдохновлена китайской народной медициной. В 2004 создан проект «Переливание крови. Операция над художником. Конструкция реальности»  («Transfusion, The Artist’s Surgery: A Constructed Reality»).  В 2008 они участвовали в международной выставке «На пересечении искусства и медицины». А их персональная выставка «Restoration» (2008) демонстрировала Реставрацию через те же клинические положения.
Художники располагали большой библиотекой старинных анатомических атласов и книг по медицине, коллекцией приборов и инструментов, порой -  двухсотлетней давности. Нужные для снимков декорации они создавали в собственной квартире-студии и часто сами себе служили моделями. 

Rose Farrell & George Parkin. Untitled #4. 1990


Rose Farrell & George Parkin. Transfusion. 2002-2003

Rose Farrell & George Parkin. Medicinal Gekko Lizard. From the series A Thousand Golden Remedies, 2000
Rose Farrell & George Parkin, Anatomical Cow. From the series A Thousand Golden Remedies, 2000

«Restoration» (2008). ArcOne Gallery.

На самом деле медицинский аспект в их работах имеет тот же смысл, что в известном пассаже из «Феноменологии тела» В. Подороги:
Тело объективируется, становится объектом по мере того, как ограничивается автономия действий его живых сил. Или: тело, которому придаются с разной степенью воздействия качества несуществования, и будет телом-объектом. Иначе говоря, живое тело существует до того момента, пока в действие не вступает объективирующий дискурс, т.е. набор необходимых высказываний, устанавливающих правила ограниченного существования тела. Это может быть биологический, физический, физиологический, лингвистический, анатомический дискурс; и каждому из них требуется некое идеальное состояние тела, которое не имеет ничего общего с целостными, я бы сказал, "субъективными" переживаниями телесного опыта. Если человеческое тело и обладает редким по своему многообразию собранием степеней свободы, то объективирующие дискурсы ставят своей задачей их ограничивать и упразднять.

В работах Фарелл и Паркина, кроме медицины, целый спектр объективирующих дискурсов.

Rose Farrell & George Parkin. The Young Collective Farmer. 1986

Rose Farrell & George Parkin. Film Noir #18. 1985

Rose Farrell & George Parkin. Annunciation. 1988

Rose Farrell & George Parkin. Linesman on the Volga. 1986
Rose Farrell & George Parkin. Film Noir #4. 1985

Rose Farrell & George Parkin. Saint Jerome in penitence. 1988
 В последние годы жизни им удалось совместить Древний Китай и новейшие цифровые технологии.



Rose Farrell & George Parkin. Mountain Evergreens and Stone Deer 2009
 
Rose Farrell & George Parkin. The Red Palace. 2009 – 2010

Rose Farrell & George Parkin. Filament Corridor Inside the Red Palace. 2009 – 2010

Rose Farrell & George Parkin. Golden Winged Symbiont. 2009 – 2010



Автопортреты художников:

Rose Farrell & George Parkin. Elastic Electromagnetic Waves, 2010



Источники:
http://www.arcone.com.au
http://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/10304319409365658
http://miyakoyoshinaga.com/
Boutwell Draper Gallery, Sydney Australia

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.