суббота, 22 апреля 2017 г.

Дэвид Тортора и Хайме Травезан. Натюрморты с живой плотью.






Кольраби, черный виноград, мех, блестящая саржа, кусок телячьей вырезки, лоснящийся хребет морского гада, лакированный бок паприки… Можно подумать, что я гляжу на картину Франса Снейдерса. 
Беспокоят только пространственные несоответствия и присутствие обнаженного тела, инсталлированного так же, как плоды земные и морские
Барочно-избыточные коллекции плоти экранированы цифровым способом, с величайшей точностью в передаче тактильных поверхностей: чуть липкая свежая плева на куске мяса или влажном сегменте печени, пыльца на виноградной ягоде, поры, волоски и даже чешуйки эпителия на человеческом теле, глянец овоща и глянец шелковой ткани, отличные на глаз, как сами предметы отличны на ощупь. 

Но части человеческого тела бывает сложно опознать, а видимые фрагменты овощей и рыб превосходят своими масштабами реальное соотношение реальных вещей. Плоды, бобы, зерна в прозрачной фруктовой плоти,  рыбья кожа расстаются со своим мирным и аппетитным предназначением, становятся неузнаваемыми и немного пугающими.
Впечатляющими, по крайней мере.





David Tortora & Jaime Travezan.  Still Lifes. 2017.



David Tortora & Jaime Travezan.  Still Lifes. 2017.



David Tortora & Jaime Travezan.  Still Lifes. 2017.


Усиливает впечатление еще и свет, тоже барочный, рисующий, выставленный так, чтобы на плоскости снимка лоснящиеся, мокро-блестящие, матовые, шерстистые, гладкие, колкие, липкие объемы, искусно связанные между собою теневыми зонами,  создавали цельную, выразительную, почти музыкальную композицию. 


David Tortora & Jaime Travezan.  Still Lifes. 2017.


























David Tortora & Jaime Travezan.  Still Lifes. 2017.





David Tortora & Jaime Travezan.  Still Lifes. 2017.

 Понятно, что так разместить в пространстве студии реальные объекты нельзя. Работы Дэвида Торторы и Хайме Травезана монтажные. Хайме последовательно снимает объекты. Дэвид сводит их в одно цифровое изображение, создавая гиперреалистические и категорически нереальные сюжеты. При этом свет в различных сводимых изображениях приводится к одному гомогенному потоку, а тени принадлежат одной гомогенной тьме.

Тортора (графический дизайн) и Травезан (фотография) сотрудничают с 2009 года. В юности Травезан учился в университете в Лиме (Перу). Изучал архитектуру и фотографию. В середине 1980-х, когда  Sendero Luminoso (перуанская маоистская организация) начала террористические действия и развязала гражданскую войну, Хайме пошел работать фотокорреспондентом. Встреча со знаменитым фотографом Марио Тестино изменила его планы. Тестино предложил ему поработать в Лондоне. Что Хайме и сделал. В 1990 годы он занимался военными репортажам, позже – фэшн фотографией, и в какой-то момент понял, что его в фотографии привлекают максимальная экспрессия и максимальный художественный эффект.
Его любимые фотографы - Гай Бурден, Ричард Аведон, Уильям Кляйн, Мелвин Сокольский, Диана Арбус.
Дэвид Тортора добавляет пятерку своих авторитетов: Джефф Уолл, Андреас Гурски, Майлз Олдридж, Алекс Уэбб, Мартин Парр.
Кредо творческого союза: перфекционизм, постоянный поиск новых технических решений,  антиминимализм, визуальное богатство,  цифровой монтаж, реализм деталей, сочетающийся  с нереалистичностью целого.
Я бы еще сказала, что в их работах ощущается латиноамериканский «магический реализм», знакомый нам по романам Габриэля Гарсиа Маркеса, Адольфо Биой Касареса и Марио Варгаса Льосы. Тем более, что Хаиме, работая в Лондоне,  никогда не порывал отношений с родиной и даже в 2013 году сделал совместный проект с фотографом Морганой Варгас Льоса «Mirame, Lima», получивший в Париже приз в категории «Лучшая фотокнига».


Источники:

https://www.ignant.com/submissions/still-lifes-by-david-tortora-jaime-travezan/
http://www.jefforgina.com/
http://www.jaimetravezan.com/
https://www.photoawards.com/jaime-travezan-and-david-tortora/
https://www.saatchiart.com/tortora_travezan




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.