понедельник, 27 февраля 2017 г.

"Полный артхаус - 2017". Итоги.



Екатерина Стеблина в фильме "Дачники" (А. Вартанов).



«Полный артхаус» завершился в пятницу 24 февраля, но все еще резонирует фестивальными, околофестивальными и вовсе не-фестивальными страстями.
Неблагодарное занятие – разбираться в этих страстях и тем более возражать людям, далеким от кинопроцесса и киноискусства, людям, движимым исключительно лихорадкой небольшого ума и зудом беспорядочных  желаний. Если не чем-то худшим.
Что бы там ни было, фестиваль состоялся. Благодаря ему прояснился для меня, провинциального критика, горизонт российского кино, как происходило до сих пор каждый год в фестивальном сезоне. Стало понятно, чего ждать и о чем говорить.
Можно оценивать каждый фильм в отдельности, но от этого пользы будет немного. Важнее программа в целом. В. Ю. Шмыров, отвечавший за нее, выбрал, на мой взгляд, фильмы точные, актуальные, художественно значимые. Во всяком случае, человеку сведущему есть о чем подумать и придти к серьезным выводам:

1. Тот межеумочный ложный «артхаус», который на протяжении последних пятнадцати лет был пристанищем туманной мысли и непрофессиональной режиссуры, сходит постепенно на нет. Тому доказательство – черно-белый опус «Аномия» самодеятельного режиссера В. Козлова. Начальные буквы алфавита, выведенные неверной рукой на линованном листочке, позиционированные в качестве «нулевой степени письма». Претензии на авторское кино не оправдываются, если автор не умеет работать с актерами, разводить мизансцену и отрезать у план-кадра длинноты, пустоты и технические «затакты». Претензии на злободневность не удовлетворяют: «Сталин», «Бог», «Макдональдс», «звериный оскал Запада» и сюжеты из популярного ТВ-шоу «Пусть говорят». «Аномия» была совершенно необходима, чтобы мы опомнились, наконец, от псевдо-«артхаусного» морока.
2. Столично-богемное кино, оперирующее инструментарием класса «В», типа абсента, кокаина, садо-мазо-игрушек, ЛГТБ-аттракционов и т. д., уже не удивляет и не шокирует. Что позволяет разглядеть в «Метаморфозисе» усталость и рассеянность авторов, в «Рыбе-мечте» прелестные прибалтийские взморья – и только, а в «Дизлайке» - превосходно сделанный жанр и несколько отличных актерских работ, не погребенных под  детскими страшилками хоррора.
 
"Метаморфозис" (С. Тарамаев, Л. Львова).
Олег Гаас в "Дизлайке" (П. Руминов).
"Рыба-мечта" (А. Бильжо).

3. Есть повод надеяться, что отечественное кино, столь расхлябанное в последние годы, вернется к базовым ценностям и критериям. Причем, вернется, а не будет насильно приведено. Если, не сговариваясь, молодежное, зрительское и профессиональное творческое жюри выбрали в фавориты «Всю нашу надежду» Карена Геворкяна – это что-то да значит. Значит, нужна, необходима  живая вода народного фильма, харизма народных типажей, доведенных режиссурой до великолепной образности, необходима, наконец, здоровая и мудрая мысль о том, что, исключая экстремальные несчастные случаи, наша жизнь -  в нашем распоряжении. Конечно, позиция пассивной жертвы удобнее: можно оправдать свою леность чужой злой волей, найти обидчика и списать на него собственные моральные долги, держаться за привычно дурное, глуша страх перед неизвестным. Но всегда есть другой выбор – не быть жертвой.

"Вся наша надежда" (К. Геворкян).
 4. Фестиваль обнаружил, что ремесленный, профессиональный уровень отечественного кино понемногу растет. Крепкая структура жанра и крепкие работы новых молодых актеров наблюдаются там и тут. В «Дизлайке», например, и в «Дачниках». 

Алексей Маслодудов ("Дачники" А. Вартанова).

Артур Бесчастный и Екатерина Стеблина ("Дачники" А. Вартанова).

Алексей Маслодудов и Артур Бесчастный ("Дачники" А. Вартанова).
 Самое главное событие фестиваля, на мой взгляд, все-таки «Дачники» Александра Вартанова. Боюсь, меня не поймет та достойная седая женщина, что шла меж рядами  зрительского зала в «Знамени», взывая к окружающим за сочувствием и объяснением этого «безобразия». Шок при виде насилия, крови и сексуальных девиаций лишил ее способности всякого понимания. Мне жаль зрительницу. Но именно так аффектированно реагировала все послевоенные полвека средняя публика на каждый всплеск новой кинематографической волны: и новой французской волны, и новой немецкой, и новой советской, и «рассерженных» англичан, и «независимых» американцев.
Есть повод думать, что «Дачники» - первая глубокая зыбь грядущего волнения.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.