среда, 18 января 2017 г.

Сара Мун. Похвала тени.







«Красота заключена не в самих вещах, а в комбинации вещей, плетущей узор светотени. Вне действия, производимого тенью, нет красоты: она исчезает подобно тому, как исчезает при дневном свете привлекательность драгоценного камня “ночной луч”, блещущего в темноте».
Дзюнъитиро Танидзаки




Мне вспомнилось эссе Д. Танидзаки «Похвала тени», потому что Мун особенно хорошо снимает коллекции японских дизайнеров – Ямамото, Миякэ, Ватанабе. Здесь ее особенная техника перестает быть техникой и становится философией.

Sarah Moon. Yohji Yamamoto. 1997.

Sarah Moon. Yohji Yamamoto. 1997.



Sarah Moon. Yohji Yamamoto. 1996.

Sarah Moon. Yohji Yamamoto. 1999.

 
Sarah Moon. Yohji Yamamoto. 1996.

Sarah Moon. Issey Miyake, 1992 

Sarah Moon. Issey Miyake. 

Sarah Moon. Issey Miyake, 1996 


Sarah Moon. Junya Watanabe.

Стоит сравнить ее снимки со снимками других мастеров, тоже работавших с японцами. Ника Найта, например, Альберта Уотсона или Ирвинга Пенна.
 
Nick Knight. Yohji Yamamoto. Red Bustle. 1986.

Nick Knight. Yohji Yamamoto. 1988.

Nick Knight. Yohji Yamamoto. 1986. 




Albert Watson. Issey Miyake, 1989.


Irving Penn. Issey Miyake.


 
Irving Penn. Issey Miyake, 1990.

И тот же кутюрье - в интерпретации Сары Мун.

Sarah Moon. Issey Miyake, 1992.


В отличие от коллег, действующих в полном соответствии с европейской системой оптических ценностей (резко, ясно, хорошо освещено,  доведено до совершенства и обращено к зрителю), Мун снимает нерезко, «грязно» и многое утаивает от зрителя. В результате техника съемки становится эффектом, куда более интригующим, чем сам объект съемки, даже если это постановочное фото с хорошими моделями.
На сайте канадского University of Saskatchewan  на странице «Альтернативные фотопроцессы»
и в беседе СМ со знаменитым фотографом Фрэнком Хорватом (Париж, ноябрь 1986)
нахожу некоторые технические детали стиля Мун.
Она любит ссылаться на свою близорукость: «слепа, как крот (as a mole)».  На самом деле, это не главное объяснение ее расфокусированных фотографий.
В 1980-90-е годы Мун снимала на Полароид и засовывала свежепроявленные карточки в карман, чтобы дозрели в темноте. На эмульсии появлялись царапины, и это хорошо. 
Полароидные снимки сами по себе не отличаются повышенной резкостью и, кроме того, могут давать эффект «потекшей» пленки, особенно если поторопить выход снимка из камеры. Что и требуется Мун.
Тогда же она стала применять полароидный трансфер. Неровные края эмульсионной пленки, отделенной от пластика и перенесенной на бумагу, придавали снимку сходство с очень старой амбротипией.
Снимая «Никоном», Мун снижала освещенность объекта и принуждала свет проходить сложный путь преломлений и отражений прежде, чем он попадет на модель. Компенсировала длительностью выдержки. При этом модель могла медленно двигаться и жестикулировать. Эффект «захваченного движения», светового следа, тянущегося за бледными конечностями манекенщиц, дополнял на ее снимках базовое качество света – не отраженного, но как бы постепенно впитавшегося в материю объекта. Тела начинали мягко фосфоресцировать, светиться сами по себе.
Увеличивала «зерно» снимка, так что каждая частица светочувствительного состава действовала как фильтр, распыляющий форму. Когда Мун стала снимать в цвете, зернистая материя фотографии точно так же начала распылять цвета, создавая обширные диффузионные области от цвета к цвету. В конце концов, кроме этих переходных областей, кроме туманных сложнохроматических пятен  на снимке ничего и не оставалось.
Размещение объекта перед камерой, почти всегда случайное и  часто слишком близкое, так что самое важное срезано кромкой видоискателя, как на неловком любительском снимке. Сара Мун не снимает внятных «историй». То есть, для начала она берет историю, но потом выбивает одну за другой композиционные и сюжетные опоры, а те, что останутся, перепутывает при помощи теней, двойных экспозиций и системы зеркал.
И, наконец, печать. Ее лучшие работы отпечатаны при помощи карбонового процесса, изобретенного в 1855 году и трансформированного в  1980-е в процесс UltraStable, сложный ручной способ четырехцветной печати, дающей изображение поразительного качества, долговечности и глубины цвета, ощущаемой почти физически.



 
Sarah Moon. Issey Miyake.
 
Sarah Moon. Deux Anemones. 2012.

Sarah Moon. Kalaonche. 2013.

Sarah Moon. L’avant dernière pivoine. 2011.



«Эта матовая, полупрозрачная, словно нефрит, масса, как будто вобравшая внутрь себя солнечные лучи и задержавшая их слабый грезящий свет, эта глубина и сложность сочетания красок». (Д. Танидзаки «Похвала тени»).

Танидзаки восхищается цветом традиционного японского мармелада. Этот цвет  располагает к мечтательности. Снимки Сары Мун – тоже.

«Мы отдаём свои симпатии тем цветам, которые представляют как бы напластование тени, в то время как европейцы любят цвета, напоминающие нагромождение солнечных лучей». (Д. Танидзаки «Похвала тени»).
 



Сара Мун – француженка, но напластование тени тоже ценит. Ей вообще близка и понятна недоопределенность, переходность, становление света, цвета, формы, движения. Жизни вообще. Ее пейзажи похожи на работы Масахисы Фукасэ, Таинственные, растрепанные ветром и жутковато-обольстительные.

 
Sarah Moon. La Mouette. 1998.

Sarah Moon. Maria’s Dogs.

Sarah Moon. Ombre Portée. 

Sarah Moon. Exit. 1988.
Sarah Moon. From “By Red Thread” series.



















































































































































































































































Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.