суббота, 3 декабря 2016 г.

Дебаркадер - 2016. Постскриптум. Абстрактная фотография.







В начале ноября в просмотровом зале Областного исторического музея собрались фотографы, кураторы, студенты и все желающие, чтобы еще раз поговорить про абстрактную фотографию. Первый опыт такого разговора, напомню, был в июле, сразу после открытия выставки абстрактной и альтернативной фотографии в рамках «Дебаркадера-2016».
По многим причинам расшифровку аудиозаписи сразу по горячим следам сделать мне не удалось – ноябрь для университетского преподавателя это не совсем то же, что июль. Размещение записи на сайте музея, должно быть,  решило проблему.
Но вернуться к главным положениями разговора все-таки хотелось бы. После первой дискуссии прошло  четыре месяца.  Было время для формирования более-менее общих мест, для согласования и примирения позиций.  
Цитировать двухчасовой разговор, который велся довольно свободно, часто с отступлениями и повторам, время от времени – хором, порой – авторскими монологами, - цитировать все это полностью поздно, да уже и не так интересно. Говорить и слушать было веселее.
А вот разобрать тезисы некоторых участников разговора, мне кажется, важно. Начать хочу с фотографа, не бывшего на нашей июльской дискуссии, - профессора кафедры графики Южно-Уральского государственного университета Николая Кувшинова. Если верить его словам,  он  с подозрением относится к абстракции вообще и к фотографической абстракции в частности.


Подозрения эти довольно обычны и  часто возникают в широкой аудитории:   
Обладает ли абстрактная фотография качеством фотографичности (оптико-химической или оптико-электронной фиксации реальности) или это просто фантазия художника?  
Можно ли доверять фотографической абстракции в эпоху тотального Фотошопа?  
Понимаем ли мы абстрактное искусство или мы просто легковерны, и лукавым последователям Малевича и Кандинского ничего не стоит провести нас?
О чем говорят высокие цены на абстрактную фотографию на мировых аукционах?
В чем разница между абстрактной фотографией и фотографическим браком?
Вопросы по большей части риторические.
И, наконец, самая распространенная претензия: я тоже так смогу.


В случае Николая Кувшинова последнее работает. Он действительно может. Не «так», но по-своему.

Николай Кувшинов.Свет и тени 2012.
Николай Кувшинов. Екатеринбург, один из старых кварталов, май 2016 г.
Николай Кувшинов. Новостройка 2014.

Николай Кувшинов. Екатеринбург, площадь перед торговым центром МЕГА, август 2015 г.
Николай Кувшинов.Параллели 2016.

   
И первый вопрос: а чем, в сущности, эти работы Кувшинова так уж отличаются от фотографической абстракции? Тем, что узнается школьная доска, выключатель и вентиляционная решетка? Но ведь не они же являются предметом фотографии. Предмет здесь - отношение между простыми формами, максимально очищенными от деталей. Предмет здесь - ритм плоскостей и линий, качество и интенсивность цвета. Вторая фотография ("Екатеринбург, один из старых кварталов, май 2016 г.") имеет еще и авторское название: «Капремонт назревает». Таким образом автор пробует настоять на предметности своей работы, переводя мое внимание на дефект стены.  Не получается. Отношения темно-зеленого прямоугольника (по обрезу снимка), слева переходящего в желтовато-зеленый  тон, и двух ярко-белых резко очерченных форм очевидно важнее и для меня, и для самого автора. Иначе они не притягивали бы все внимание к себе, так что упоминание о необходимом капремонте кажется обескураживающе-внезапным и неуместным.
Я лишь надеюсь, что зеленый тон этого снимка не создан в графическом редакторе, а взят с реальной окрашенной поверхности. Потому что красные крыши и водосточные трубы третьего снимка («Новостройка 2014.») красны не по-фотографически. Зато в ритмическом и архитектоническом смысле этот третий снимок не оставляет желать ничего лучшего.
«Композиция» и «ритм» - понятия абстрактные. «Лиризм» - тоже. Но есть разница. Лиризм исходит из самих предметов. Ритм подчиняет предметы. Кувшинова занимают композиция и ритм сами по себе, хотя снимок может называться «Одиночество», «Дождливый ноябрь» или  «В городе весна». Это чувствуется даже в тех его снимках, где лирической (нынче любят говорить «атмосферной») прелести, вроде бы, достаточно.
 
Николай Кувшинов. Челябинск, ул. Труда, поворот у ТРК Родник, июнь 2012 г.

Николай Кувшинов. Набережная. 2012.

Николай Кувшинов. Одиночество. Екатеринбург, "Плотинка", 9 мая 2014 г.


Эта подвижное равновесие феноменологической насыщенности и структурной ясности придает лучшим работам Кувшинова фотографическую ценность.  
Сложнее оценить его программные серии: «Красная точка», «Желтое», «Восприятие цвета». Зато здесь становится ясно, что критика абстрактного искусства в устах Кувшинова - всего лишь слова. Абстрагировать цвет он сам  любит.
 
Николай Кувшинов. Из серии "Желтое". Распределение ролей перед игрой. 

Николай Кувшинов. Из серии "Желтое". Челябинск, площадь ЮУрГУ, фонтаны, ноябрь 2012 г.

Николай Кувшинов. На пороге весны. Челябинск, парк ЦПКиО, 2016 г.

Николай Кувшинов. Зеленая стена. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, февраль 2016 .



Николай Кувшинов. Временная парковка. 2011г.


С этого момента начинаются действительные, а не риторические вопросы, связанные с абстрактной фотографией. Например: можно ли доверять ей в эпоху графических редакторов?  Можно, если задача фотографа остается фотографической. Если фотографическим остается видение. Сошлюсь на Seeing Photographically Эдварда Вестона:

«Главная задача – научиться видеть фотографически – научиться видеть объект фотосъемки в терминах возможностей своих инструментов и процессов так, чтобы он мог мгновенно перевести элементы и ценности сцены перед собой в фотографию, которую он хочет сделать».
Снимок, ставший предметом спора в ходе ноябрьской дискуссии, сделан в пределах фотографических возможностей и подлежит описанию в фотографических терминах. Я имею в виду "Камни" А. Заболотиной.

Алена Заболотина. Из серии "Камни", 2016. 
Работы Николая Кувшинова из серий «Красная точка», «Желтое», «Восприятие цвета» сделаны в терминах PhotoShop, PhotoShop online Pixlr, Color Splash FX,  Color Splash Effect Pro 1.5.6,  PhotoStudio  и других графических редакторов для ПК, iPhone и Android. Фотографические термины здесь главного не ухватят. Фотографическое поле остается, но смысл его сжимается перед графическим аттракционом.
 

Николай Кувшинов. Челябинск, автопарковка торгово-развлекательного комплекса Castorama, июнь 2011 г.
 
Николай Кувшинов. На переходе 2012.



С другой стороны, фотографии Александра Слюсарева (1944-2010) из цикла "Трансдекаданс". Цифровая манипулированная фотография» (2006) тоже обработаны в графическом редакторе, но выразимы в терминах фотографических.  Видение остается фотографическим по всему полю снимка.
 
Александр Слюсарев. Из цикла "Трансдекаданс". 2006.
http://pics.photographer.ru/pictures/10418.jpg

Александр Слюсарев. Из цикла "Трансдекаданс". 2006.
http://pics.photographer.ru/pictures/10414.jpg

 Наверное, дело все-таки в задаче, которую выбирает фотограф. Без лишних комментариев позволю себе сравнить два очевидно сходных снимка: 

Николай Кувшинов. Популярный городской маршрут. Из серии «Желтое».

Эрнст Хаас. Перекресток. Нью-Йорк. 1980.



Так что стоит в первую очередь говорить не о графических редакторах и не о  предметности/абстрактности, а в том, насколько фотограф упрощает для себя фотографические задачи.








Фотографии Н. Кувшинова взяты со  страницы автора на сайте fotosoyuz74:
http://www.fotosoyuz74.ru/Kuvshinov/











Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.