вторник, 1 ноября 2016 г.

В студии Алексея Серебрякова.








Уже некоторое время меня занимает разница между двумя фотографиями: «Капустными мирами» Алексея Серебрякова и «Капустным листом» (1931) Эдварда Уэстона. Это непростой вопрос, и в ближайшее время я попробую его разрешить для себя.
Удачно, что после открытия выставки Людмилы Калиниченко Алексей пригласил нас в свою студию. Надеюсь, теперь мне легче будет справиться с эффектом струистого фокуса в амбротипиях Серебрякова, столь отличного от идеально расправленной и распространенной на все поле изображения резкости  уэстоновских снимков.

А. Серебряков. Капустные миры. 2016.

Э. Уэстон.  Cabbage Leaf, 1931.























































Есть в любой фотографии информация, сама по себе невидимая, но резонирующая в оптическую материю. Она передается таинственным, до конца еще не выясненным путем от тела камеры и от руки фотографа, удерживающего ее и манипулирующего ею, в изображение. Так что оказаться при акте таких манипуляций очень важно: если быть внимательным, можно заметить, как рождается «гестус» фотографии.
Но об этом – позже.







 
 






























Моделью служила Светлана Ветрова. Снимал весь процесс Сергей Жатков. Амбротипный портрет Светланы не планировался, и я оставляю здесь фотографию, сделанную в тот вечер  Жатковым. 



























Фотографии в студии - С. Жатков.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.