воскресенье, 21 августа 2016 г.

Reinventing Photography




Я слежу за выставкой ‘Emanations: The Art of the Cameraless Photograph’ в Govett-Brewster Art Gallery при участии Len Lye Centre в Нью-Плимуте (Новая Зеландия). 31 июля и 10 августа искусствовед и фотограф Маркус Баньян посвятил ей страницы своего блога (http://artblart.com).

Exhibition: ‘Emanations: The Art of the Cameraless Photograph’ at the Govett-Brewster Art Gallery/Len Lye Centre, New Plymouth, New Zealand Part 2

Это интересно, особенно если учесть, что 20 августа в прохладном просмотровом зале МВЦ в цоколе областного исторического музея, главной площадки Дебаркадера-2016, состоялся довольно напряженный разговор по поводу открывшейся вчера выставки абстрактной и альтернативной фотографии.
Напряженный не потому, что сторонники и противники абстрактной фотографии сошлись в непримиримой схватке. Вовсе нет. Просто разговор обнаружил необходимость чаще говорить про фотографию вообще и абстрактную в частности. Хотя бы в небольшом кругу заинтересованных лиц. Так вырабатывается более-менее единый, всем участникам понятный язык разговора. В противном случае беспечная легкость обращения с терминами не только лишает возможности поддерживать разговор, но и безнадежно удаляет от его предмета.
Аудиозаписи разговора пока на стадии расшифровки. Так что можно вернуться к тому, что занимало меня одновременно с подготовкой к выставке и дискуссии.
Нью-Плимутская выставка дает богатый материал для переопределения границ и задач фотографии. Кстати, год назад, тоже в августе,  близкая по материалу выставка проходила в Getty Center и называлась “Light, Paper, Process: Reinventing Photography”.
Несколько опытов, представленных на нью-плимутской выставке, особенно хороши.

С 2007 года американская фотохудожница Элисон Росситер покупает просроченные пакеты неэкспонированной листовой пленки на аукционе или в Интернете. Самые старые из них датируются 1900 годом. В фотолаборатории она подвергает листы воздействию проявителя и фиксажа.
 
Alison Rossiter, Ansco Cyko, expired March 1918, processed 2012. Unique gelatin silver prints.


Alison Rossiter, Eastman Kodak Canada Vitava Athena C, expiration May 1, 1927, processed 2008. Unique gelatin silver prints.


Alison Rossiter, Eastman Kodak Azo Hard C Grade, expired November 1917, processed 2010 (#2), 2010.Unique gelatin silver prints.


Alison Rossiter, Ansco Cykora, expired January 1952, processed 2014. Unique gelatin silver prints.









Наверное, можно рассматривать получившиеся фигуры и паттерны сами по себе. Их скудный орнамент может стимулировать чью-то фантазию. Так в пятне сырости живое воображение отыскивает человеческий профиль или  целые сцены с многими персонажами. Забавы разными бывают.
Возможен и более серьезный подход. В ходе нашей дискуссии, например, его хорошо обосновал Олег Астахов: в бесформенных россыпях точек и пятен  беспредметной фотографии таится образ из глубины коллективного бессознательного. Темный таинственный образ-архетип. Согласна с Олегом хотя бы потому, что в конкретном случае с просроченной пленкой Росситер, отбирая получившиеся отпечатки для портфолио или выставки, на чем-то основала свой выбор. Без интуитивного бессознательного «узнавания», думаю, не обошлось. Архетипическое влияло на выбор.
Но для меня важен еще один аспект: дорогостоящий проект Элисон Росситер (сколько стоит на аукционе пачка Defender Argo 1910 года?) все-таки имеет в виду невидимое. Как охотник читает по узору следов жизнь природного мира, так зритель может – при желании и умении – читать пунктирные мгновения или длительные периоды из пятидесяти, семидесяти или ста лет жизни пленки, заброшенной в темноте какого-то запасника. Они записаны на пластине микроскопическими воздействиями химического состава обертки, рандомными процессами в очувстливающем слое, фотонами, просочившимися сквозь обертку. 

AlisonRossiter, Eastman Kodak Azo F No. 4, expired February 1922, processed 2011. Unique gelatin silver prints.


AlisonRossiter, Eastman Kodak - Azo G Hard – X, test strip fragment, expired April 1, 1913.Unique gelatin silver prints




В 1995 году немецкий художник Андреас Мюллер-Поле сканировал снимок Жозефа Нисефора Ньепса «Вид из окна в Шалон-сюр-Сона», снятый бескамерным (гелиографическим) способом в 1827 (по другим данным – в 1826 или в 1824) году. Полученное изображение он перевел в формат TIFF, трансформировал в потоки значков компьютерной нотации и  распечатал на струйном принтере. Семь миллионов байт информации разместились на восьми квадратных панелях. Было сделано три серии по восемь работ в разных цветовых тональностях.

Andreas Muller-Pohle, Digital scores V (after Nicephore Niepce), 2001

Andreas Müller-Pohle. Digitale Partituren I (nach Nicéphore Niépce), 1995

Andreas Müller-Pohle. Digitale Partituren IV (nach Nicéphore Niépce), 1998

Andreas Müller-Pohle. Digitale Partituren I (nach Nicéphore Niépce), 1995


Можно подумать, что к фотографии Ньепса эти панели уже не имеют отношения. Скорее они говорят о цифровом посреднике и демонстрируют сокрушенным традиционалистам, как гибнет Образ в дигитальной вселенной.
 Но мне кажется, стоит проделать вместе с  Андреасом Мюллером-Поле эту работу по переводу шалон-сюр-сонских крыш, уже переведенных Ньепсом на тонкий слой асфальта с лавандовым маслом, в цифровое изображение, а изображение – в цифровой код, чтобы затем – перед этими семью миллионами байт – пройти обратной дорогой  вплоть до шалон-сюр-сонских крыш.  Работы непростая, и смысл ее неочевиден. Но все нынче кажется таким простым и очевидным –  и снимать, и видеть, и говорить  не беспокоясь ни о смысле, ни о форме снятого и сказанного. Без работы, подобной той, что предлагают Элисон Росситер и Андреас Мюллер-Поле, есть риск оптической и интеллектуальной деградации.

Источники:





 




 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.