суббота, 23 июля 2016 г.

Алексей Серебряков. Кубинская серия.





Вчера был значительный день: день личного знакомства с Алексеем Серебряковым. Мы втроем  – Сергей Жатков, Светлана Ветрова и я – провели с Алексеем приятнейшее послеполуденное время, беседуя о кино, фотографии, музыке и шипровых ароматах. В последних Серебряков разбирается, видимо, не хуже, чем в амбротипии и в тонкостях своего спортивного ремесла. Во всяком случае, эти цветочные, фруктовые, кожаные, цветочно-альдегидные, ароматические, зелёные шипры, эти древесные, смолистые, земляные, дымные, животные, мускусные, свежие пряные, теплые пряные ноты оказались чрезвычайно увлекательной темой.
Где-то посреди разговора Алексей произнес «синэстезия», и между прочим мы смотрели его фотографии.
Или наоборот: мы смотрели его фотографии и между прочим говорили о синэстезии и парфюмерии.
Словом, все сошлось:  ароматические аккорды и цветовые созвучия отразились друг в друге. И я еще подумала, что Серебряков – гурман,  ценитель тонких чувственных радостей: обонятельных, оптических, тактильных, моторных, акустических.
Мы смотрели фильмы и фотографии, снятые Алексеем на Кубе.
Авторитетный знаток искусств Ипполит Тэн говорит, что обилие света делает южные и тропические цвета утомительно-избыточными. Это несколько упрощает южную живопись (и фотографию, смею добавить). И тот же Тэн говорит об изысканном северном чувстве цвета. У кубинской серии Серебрякова именно эта северная цветовая изысканность. Как оптический гурман, Алексей предпочитает замечать и смаковать самые тонкие и прихотливые цветовые переклички, отражения, связи, контрапункты между объектами.
Выпал удобный повод еще раз подумать о различиях между фотографией репортажной и арт-фотографией. Особенно удобный тем, что формальные признаки репортажности во многих фотографиях Серебрякова есть, и я почти готова удовлетвориться информацией: вот так выглядят кубинские школьники, вот так – официанты, вот так – гаванский Капитолий, вот так – мангровые леса, магазинчики, переулки, старухи, парни с родео…  Но за этим предметным  слоем открывается второй – глубинный –
где бледно-фисташковый оштукатуренный пилон  на первом плане снимка общается с ярко-зеленым бликом в оконном проеме, вырезанном в темной глубине дома,
где все возможные оттенки мшистой каменной сырости составляют меланхолическое созвучие с бледно-розовой вылинявшей рубашкой,
где прозрачно-хрупкий угольный арабеск замер, словно скульптура Жана Тингели, на фарфорово-бисквитной  голубизне Капитолия…
Но боюсь, мой синтаксис окажется слишком манерным в сравнении с фотографиями Алексея.





























































Фотографии со страницы Алексея Серебрякова
https://new.vk.com/hopeaurho?z=albums5893295




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.