вторник, 3 мая 2016 г.

Анастасия Богомолова: видеохудожник и журналист





В 2012-2013-м Анастасия Богомолова была одним из самых активных авторов сайта photographer.ru. Журналистское образование,  фотографическое призвание и интерес к современному искусству – отличное сочетание авторских качеств для публикации, возвращаться к которой для читателя есть смысл и три года спустя.

Игры с медиумом, 2013

http://www.photographer.ru/events/review/6140.htm

Фото, ножницы, бумага, 2013

http://www.photographer.ru/events/review/6116.htm#4

С экрана айфона — в галерейное пространство, 2012

http://www.photographer.ru/events/news/5780.htm

Дело личное, 2013

http://www.photographer.ru/events/review/5954.htm

Движущиеся горы в айпаде, 2013

http://www.photographer.ru/events/review/6078.htm


В общем, все публикации Анастасии на сайте интересны для любителя фотографии. Все 161.
Особенное мое внимание привлекла публикация 2016-го «Выбор сделан. Работы авторов с постсоветского пространства в рейтингах лучших фотокниг ушедшего года».
Пожалуй, лучшая статья о современной фотокниге, которую мне приходилось читать. Было большим удовольствием и пользой сослаться на нее, когда я сама пробовала заниматься уникальными фотокнигами Сергея Жаткова.
Теперь вспоминаю, что знакомство с Анастасией началось на Челябинском Нет-фестивале, директором и куратором которого она была вместе с Антонио Джеузой.
Впрочем, учитывая исключительную плотность творческой и журналистской работы Анастасии, мои представления о ней скорее спорадические, чем систематические. Поэтому сошлюсь на некоторые сайты и страницы, которые, возможно, дадут более полное представление об А. Богомоловой:
Список можно продолжать.

Сегодня ключевой адрес для меня -
Здесь информация о новом проекте Анастасии «Бакал» в галерее «Окно» и приглашение на ее лекцию «Быть архивом» (28.04.2016 в 18:30). 
 
Анастасия Богомолова. Из проекта "Бакал"(2015-2016).

Анастасия Богомолова. Из проекта "Бакал"(2015-2016).

Анастасия Богомолова. Из проекта "Бакал"(2015-2016).

Анастасия Богомолова. Из проекта "Бакал"(2015-2016).

Анастасия Богомолова. Из проекта "Бакал"(2015-2016).

Анастасия Богомолова. Из проекта "Бакал"(2015-2016).




Работы  взяты со страницы авторского сайта
Заручаюсь согласием Анастасии, данным лично.


А ключевой фразой для этого поста об Анастасии будет ее кредо:

«Одиночный кадр ничего не говорит на самом деле, как бы ни старались убедить в обратном последователи академической фотографии».
Высказывание, справедливое для Анастасии и могущее быть инструментом понимания ее творчества.
Оно не работает, когда я смотрю работы других фотографов – ныне живущих и ушедших – включая Дебору Тубервилль, Дайдо Мориаму Сёмэя Томацу и  Роуз Мэндел, о которых в свое время так нежно писала сама Анастасия.
И я временно откладываю его в сторону, когда начинаю разбираться в фотопроектах Анастасии.
Мне не приходилось заниматься историей Бакаллага. Но моему обаятельному собеседнику, к сожалению, незнакомцу, подошедшему после  лекции обменяться впечатлениями, приходилось. Его опыт был так страшен, что одно касание уже леденило жутью.
Значит ли это, что сияющие яркими цветами или искусственно затемененные фотографии Анастасии из «бакальского проекта» не имеют отношения к реальной истории?
Конечно, значит. Но это не меняет специфической ценности работ. Просто надо уточнить предмет арт-проекта.
Без долгих рассуждений: в правом зале «Окна», на торцовой стене посреди фотографического отпечатка - небольшой планшет. Там течет видео: на краю  заснеженного перелеска в неглубокой могиле, вырытой  полвека назад, тихо лежит Анастасия. Надеюсь, она позаботилась о том, чтобы не замерзнуть всерьез. Все-таки, двадцать минут перформанса. Все остановилось. Только ближе к зрителю, между мной и могилой едва качаются два желтых камышовых стебля. Чуть заметно, как маятник или метроном, отмеряющий ход медитации. Анастасия ждет, и я жду вместе с ней, когда другая реальность, другая жизнь и другое страдание придут и откроются.
Сейчас не важно: открылась ли эта реальность с такой полнотой и правдой, чтобы и мы, зрители проекта, стали ей причастны. Предмет проекта уже открыт. Анастасия занимается собственной памятью. Это ее единственный привилегированный объект. Правда, индивидуальная память  - это объект такого рода, что не чужд никому, в том числе и мне, ни по возрасту, ни по жизненному опыту не схожей с автором.


Процитирую другие проекты Анастасии: 

Анастасия Богомолова. Из проекта Recall.

Анастасия Богомолова. Из проекта Recall.

Анастасия Богомолова. Из проекта Recall.

Анастасия Богомолова. Из проекта Recall.

Анастасия Богомолова. Из проекта Recall.

Анастасия Богомолова. Из проекта Recall.

Анастасия Богомолова.  Lookbook.

Анастасия Богомолова. Из проекта Lookbook.

Анастасия Богомолова. Из проекта To grow from the grass I love.

Анастасия Богомолова. Из проекта To grow from the grass I love.

Анастасия Богомолова. Из проекта Rosebud .

Анастасия Богомолова. Из проекта Rosebud .

Анастасия Богомолова. Из проекта Rosebud .







Анастасия Богомолова. Из проекта Under the dome.

Анастасия Богомолова. Из проекта Under the dome.

Анастасия Богомолова. Из проекта Under the dome.

Анастасия Богомолова. Из проекта Under the dome.

Анастасия Богомолова. Из проекта Under the dome.



И тут возникает еще один вопрос, связанный с утверждением Анастасии, что «одиночный кадр ничего не говорит». Это спорно.  Кому говорит, кому – нет. Барт, помнится, испытывал острейшее  экзистенциальное потрясение при одном взгляде на одиночную фотографию. Множество менее чувствительных людей вполне удовлетворялось сообщением одиночной фотографии. Мне, например, всегда казалось, что одна-единственная фотография Вивиан Майерс, Рене Бурри или Раймона Депардона говорит достаточно много, чтобы насытиться надолго. Или фотография Картье-Брессона, или Аведона, или… Их много.. С приходом contemporary art  мало что изменилось.
Другое дело, что Анастасия принимает на себя труд непростого понимания. Понимания в процессе. Это честно. Если Барт рыдал над пожелтевшим отпечатком из семейного альбома, - это его дело. Если Георгий Зельма в одном кадре сохранил достаточно информации – исторической, психологической, феноменологической -  о Сталинграде 1942 года, - скажем, что ему способствовала сама обступившая фотографа реальность. У Анастасии другая ситуация. Она молода и находится в широчайшем информационном потоке, где сложно разобраться: истина это или фикция.
Анастасия работает с реальностью, неустанно пытаясь добраться до ее сути. Ее методы непосредственны и трогательны. «Трогательны» в обоих смыслах. Она примеряет материнские платья и  листает старые журналы, чтобы найти там след ее молодости, поворачивает старые фотографии так и эдак, проращивает сквозь них рассаду, зарывает в землю, поливает водой, дает инею запорошить их, снимает бакаллаговские бараки сквозь мутную толщу  крапивной баланды, сваренной по лагерному рецепту, блуждает по маршрутам челябинских метеоритов, разметивших область за сто лет с лишком, перебирает домашний хлам, пытаясь отыскать там Rosebud, который магическим образом сроднит ее с другим человеком. Ложится в пустую могилу и ждет.
Кто-то дождался, проникся, кого-то осенило. Мне, например, кажется, что Алена Заболотина, Сергей Жатков, Елена Щетинкина «почувствовали» Метеорит достаточно полно. Мне кажется, что мой собеседник 28 апреля в двух фразах передал мне страшную суть Бакаллага. Мне кажется, что детская фотография моей матери, сделанная в провинциальной студии – с тантаморесками, холщовыми лодочками и намалеванными пальмами – открытый портал в живое прошлое. И нет нужды биться над ней, как над ларцом, ключ от которого потерян.
Это справедливо для других. Но Анастасия человек честный и упрямый. Ей необходимо, во-первых,  проделать путь самой. Во-вторых, и это важно, объяснить, что двигаться необходимо. Особенно тогда, когда пространство «не пускает». Например, замкнуто очевидностью. Или отталкивает.Или кажется до скуки обыденным.
Можно спорить с ее интерпретациями. Но можно принимать их и ждать вместе с ней.























Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.