четверг, 25 июня 2015 г.

Салон, галерея, альбом, книга




В оценке фотографии, наверное, должен учитываться, кроме массы других критериев, еще и такой, согласно которому она может делиться на галерейную, салонную, семейную, иллюстративную  и книжно-фотографическую. Последнее определение было ради синтаксической стройности, снимаю его и заменяю на корректное: книга фотографа. Аналогично с существующим в графике понятием «книга художника». Особый вид изобразительного искусства.
Каждый вид должен иметь  свои параметры, требует своего подхода и своей системы оценки.  Каждый по-своему замечателен. Недоразумения начинаются, когда нарушаются границы. Когда семейная претендует на салонную,  салонную ругают за то, что она не галерейная и не годится для книги фотографа, а от иллюстративной требуют качеств салонной и даже галерейной.
Легче всего в этой ситуации культурологу: для него пять видов  равно хороши, поскольку представляют вместе картину фотографической жизни в тот или иной момент нашей эпохи. Ему понятны объективно оправданные переходы салона в галерею, семейной – в галерейно-книжную, иллюстративной – в галерейную и т. д.
Когда речь идет о классических образцах, занимающих сегодня место в фотогалереях независимо от того, чем они были изначально: семейно-дружеским полароидным снимком или постановочным натюрмортом на продажу, - все ясно. Когда перед тобой свежие работы, датированные 2000-ми годами, - все немного сложнее.
  


Чистый образец салона, должно  быть, -  ранняя фотография, для которой постановочность, живописные приемы композиции, живописные эффекты съемки, печати и постпечатной обработки естественны и диктуются временем.
Например, фотографии Джулии Маргарет Камерон, или Шарля Пюйо (Charles Émile Joachim Constant Puyo).  Творчество последнего интересно, потому что позволяет в рамках раннего пикториализма уточнить границы между салоном и галереей как видами искусства. Пюйо входит в одну творческую группу с Морисом Буке и Робером Демаши. Простое сравнение приемов Пюйо и Демаши уточняет эту самую границу.


 
Robert Demachy. Study in Red, 1898.
 


Robert Demachy. Fantaisie

Robert Demachy. Mont Saint Michel. 1907



Изощренные приемы Демаши придают изображению качества графики и порой полностью снимают качество фотографичности. Это как бы укореняет их в традиционном «рукодельном» искусстве  и переводит рангом выше простой постановочной фотографии  рубежа XIX-XX вв. В итоге они зависают между картинной галереей и фото-салоном, не являясь, по сути, ни тем, ни другим. Вечная беда плохо понятого пикториализма.


 Пюйо верен фото-салону и лишен претензий на галерейность.  Именно поэтому сейчас, спустя сто с лишним лет он может легко претендовать на место в галерее фотоискусства. Образ жизни, представленный Пюйо, уже принадлежит истории. Сам по себе, как товар, он цены не имеет (а салонное искусство предлагает покупателю как раз актуальный и желанный образ жизни). Но возрастает со временем эстетическое значение чистой фотографической техники. 
 
Charles Émile Joachim Constant Puyo. Brouillard. 1906.
Charles Émile Joachim Constant Puyo.Mise en scène d'un modèle féminin, effet de lumière.

Charles Émile Joachim Constant Puyo. Chant Sacré

Charles Émile Joachim Constant Puyo. Bouquet Blanc
Charles Émile Joachim Constant Puyo.


Charles Émile Joachim Constant Puyo.Nymphée



Charles Émile Joachim Constant Puyo.Alma mater.






О братьях Орадон (Auradon) в русскоязычной истории фотографии написано меньше. Оба  относятся к французскому фотосалону 1930-1950-х годов. Жан-Мари Орадон (1887 – 1958) считается более знаменитым, чем Пьер Орадон, чьи даты рождения и смерти еще надо поискать.
Оба снимали цветы, обнаженную натуру и портреты (предпочтительные салонные жанры). Оба в 1930 и 1936 году выставлялись в  Париже в Международном Салоне художественной фотографии, организованном Французским обществом фотографии. Работы обоих находятся в коллекциях Французской национальной библиотеки, Французского общества фотографии и в коллекции  George Eastman House. 
Ню работы Пьера и Жана-Мари были опубликованы в книге «Nus», включившей фотографии самых влиятельных фотографов 1950-х.
Жан-Мари Орадон к тому же был членом Французского общества фотографии, выставлялся в Первом Международном Салоне в Токио и в Токийской императорской художественной галерее (1935). В 1946 году он стал одним из основателей влиятельной Groupe de’XV.
И все-таки, как мне кажется, фотографии Жана-Мари так и остались в пределах салона. Фотографии Пьера переходят в область галерейных. Признак перехода тот же, что и у Пюйо: высвобожденный от рыночной зависимости избыток фотографической эстетики.

Жан-Мари Орадон. Букет

Жан-Мари Орадон. Маки













Жан-Мари Орадон. Черешни.
Пьер Орадон Etude de fleurs. 1940.

Пьер Орадон  Пионы. 1930-е годы.



Пьер Орадон Розы



Пьер Орадон. Тюльпаны.

Пьер Орадон Открытые тюльпаны 1940-е











Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.