среда, 21 января 2015 г.

Женская фотография



В январе начался наш совместный с Сергеем Жатковым фотопроект – «Soft Focus. Женская арт-фотография». Мы как-то сразу оба согласились с двумя вещами:
- женская фотография как особый тип взгляда существует, хотя ее отличительные характеристики пока не определены;
- в любом случае не мешает разнообразить точки зрения на фотографию в городе Челябинске.
Меня кроме того смущало, что если набрать в поисковике «женская фотография», первым делом выскакивает «женская красота в фотографии», а потом – «женская грудь» и «женский монастырь».
Женское кино несомненно есть . «Ты, я, он, она» Ш. Акерман, «Трудности перевода» и «Мария Антуанетта» С. Копполы, «Архипелаг» Д. Хогг, «Грузовик» М. Дюра. И так далее. С фотографией сложнее видимо потому, что в отдельном статичном изображении это самое «женское» не разворачивается столь подробно и красноречиво, как в полуторачасовом фильме. Даже если это серия отдельных изображений. Поэтому приходится вооружиться вниманием и доверием.
Мы начали с выставки челябинского фотографа Анжелы Усмановой, уверенные, что ее работы обнаруживают неоспоримые качества женского видения.

«Достоинство фотографий Усмановой, во-первых, в богатстве деталей, передающих слитную сложность жизни, будь то жизнь южного дворика, пляжа «не в сезон», крымской улицы весной 2014-го или тюремного храма в часы службы.
Другая сильная сторона ее работ – редкостное чувство свето-воздушного пространства. Сияющий воздух, сотканный из солнечных лучей, зернистого блеска парчи, свечных огоньков и  прозрачной голубоватой дымки («Алтарники», 2013); мягкий шелковистый отлив каменных плит, сглаженных за столетия бесчисленными прикосновениями ступней, коленей, ладоней верующих («Паломники на Святую землю», 2012), утренний туман, запутавшийся в зарослях татарника («Бердяуш. Мужской монастырь»), - в этих нюансах световой атмосферы передается подчас весь смысл фотографии и вся высокая ценность заснятого объекта. 
А. Усманова Иерусалим, 2013.
А. Усманова Иерусалим, 2013.

А. Усманова Лодка. Кута. Индонезия. 2013.

А. Усманова Травертины. Памуккале. Турция. 2013

А. Усманова Пляж. Кута. Индонезия. 2013

А. Усманова Деревенские дети. Остров Гили Мено.
Индонезия, 2013.

А. Усманова Океан. Мыс Муйне. Вьетнам. 2013

И, наконец, качество, для всякого репортера архиважное, но не всякому репортеру, к сожалению, дарованное: умение видеть человека в момент его полнейшей искренности и душевной напряженности. То есть в тот момент, когда «самое само» человека обнаруживает себя. Усманова прекрасно снимает детей – без тени гламурной приторности, столь модной сегодня.  Но она снимает и взрослых - грешных, суетных, потерянных  (серии «Плохие игры», 2013-2014, «В тюремном храме», 2014, «Надежды», 2014). И в этом случае ее дар спасает и персонажа, и зрителя от  греха недоброй предубежденности. Лица и фигуры на ее фотографиях достигают выразительного совершенства, свойственного академическому рисунку, и одновременно -  феноменологического богатства, какое может дать только  хорошая прямая фотография».
Из пресс-релиза


 
А. Усманова Из серии "Надежды", 2014
Начиная  разбираться в женском типе фотографии, я выделяю прежде всего пейзаж, помня, что пейзажный жанр – наиболее метафизический и субъективный в классической триаде жанров. Его содержанием  всегда оказывается не объект, а взгляд на объект. Так отраженно, через ландшафт, демонстрирует себя видящий.  И чем очевиднее этот скрытый в изображении настойчивый интерес  фотографа к самому себе, тем более «мужественна» фотография.
 

А. Картье-Брессон Brie, France, 1968

А. Адамс Wanda Lake Kings Canyon, 1934


Правда, Б. Р. Виппер находит еще и натюрмортную разновидность пейзажа (Б. Р. Виппер «Проблема и развитие натюрморта»: «…Здесь пейзаж, люди, растения, даже земля – все превратилось в съедобный натюрморт, все живущее возникло из пищи и яств, весь воздух наполнен сладостными ароматами, вся природа сервирует себя для съедения»). Это о «Стране лентяев» Питера Брейгеля Старшего.  Ход мысли Виппера становится совершенно актуальным, если вспомнить массу  «алиментарных» пейзажей,  сочных и лакомых, наполняющих сегодня сайты успешных фотографов.
В женском пейзаже  бывает какая-то особенная «лакомость» .  Она не от чувственной разборчивости  визуального гурмана. Она бывает очень проста, а временами  даже  выглядит техническим  несовершенством.


С. Манн Из серии "Глубокий юг", 1980-е

Самое сильное в таком пейзаже – это полудетское переживание-воспоминание о феноменологическое полноте и таинственности близкого мира. Но насколько это действительно воспоминание?
«Иногда мне кажется, что мои единственные детские воспоминания – это те, которые я выдумала, рассматривая свои фотографии» (Салли Манн).


             Есть такого рода "лакомость" и в пейзажах Анжелы Усмановой.

А. Усманова Дом-призрак за 100 миллионов долларов. Бали, 2013

А. Усманова Небесный корабль

А. Усманова Затерянный мир

А. Усманова Утро, 2010

А. Усманова Вечернее правило, 2010




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.